Translate.Ru PROMT©
Добавить сайт в каталог

«Новосибирские новости» об одном дне из жизни спасателя МАСС Игоря Шамехина.
2Муниципальные спасатели – люди, у которых нет общих со страной выходных. Даже приближающийся Новый год для них время напряженных дежурств. Они готовы прийти на помощь всегда: распилить болгаркой кольцо из подшипника, вынуть застрявшего в мусоропроводе горожанина или открыть захлопнувшуюся дверь. Они могут рассказать массу реальных историй – страшных и смешных, которые и придумать-то трудно. Спасателем я работаю с 2001 года. Начинал в Казахстане. Я родился в небольшом городке Павлодарской области — Экибастузе. Город маленький, люди заняты в угольной промышленности в основном. Там, кстати, самый большой в мире угольный разрез «Богатырь» и самые высокие трубы ГРЭС — сто с лишним метров. Я отучился на крановщика, а после армии пришел, 1999 год, работы нет. У меня друг работал в службе спасения горноспасателем. Это не значит, что он по горам лазил, это работа на горных разработках. По телевизору увидел бегущую строку, что в службу спасения, где мой друг работал, требуются люди. Пришел к нему, он говорит: где ты раньше был, уже набрали всех. Набор прошел, но он меня хорошо знал и решил помочь устроиться. Мне был 21 год. Как он объяснял, что такое работа спасателем: «Представь себе ствол ружья, и там застрял патрон. Горноспасатели это те, кто к этому патрону со стороны ствола идут, а он в каждую секунду может выстрелить, а деться некуда». Некоторые люди после такого объяснения уходили. Я отучился, и так получилось, что сразу попал в отделение, которое едет на штабные соревнования. Их сняли «с боя» полностью для подготовки, и меня к ним засунули. В течение месяца каждый день мы тренировались, отрабатывали тактику, закрепляли навыки, проверяли знания. С угольщиков я ушел в рудничные спасатели. Там тоже было много интересного. Шахты другие, все не так, как на угольных. Много ездил по командировкам. Спасателей не хватало, мы защищали и природоохранную зону, тушили пожары. Через какое-то время я ушел в городскую службу спасения, где снова повезло — поехал на международные соревнования. Там собирались отряды со всего мира, из одного Казахстана только около 40 отрядов. Общались, обменивались опытом, на ломаном английском и на пальцах, кто как мог. Пока служил в Казахстане в разных службах спасения, приобрел около 12 профессий, потом заочно отучился в техникуме горном. Профессии разные были, из экзотических — подземный крепильщик, мастер буровзрывных работ, водолаз, промышленный альпинист. В Новосибирске уже отучился на газоспасателя, сдал на права на вождение маломерных судов. Много чего, я все сразу и вспомнить не могу. У нас, например, на сварщиков обучают. Если какая-то серьезная авария, то без корочек людей в зону не допустят, только по специальным документам. Потом решил переехать в Новосибирск. Получил гражданство, перевез семью. В МАСС работаю с 2010 года. Знакомые спрашивают: «Ты чем вообще в службе занимаешься?» Отвечаю: «Вот что ты можешь придумать, что может случиться с человеком или его имуществом? Все, что придумаешь , еще на 20 умножь, и это будет моя работа». Бывают настолько экзотические случаи, что такого даже представить не можешь. Например, человек залезает в мусоропровод и пытается по нему спуститься. Все, что угрожает жизни и имуществу людей, - это наша работа. И пожарным на помощь выезжаем, и деревья поваленные убираем, и двери открываем. У меня случай был, 15-летнему парню друзья подарили кольцо из внутренней части подшипника сделанное. Он его надел, палец стал опухать. А это легированная сталь, она пилкой по металлу даже не царапается. Впервые в моей практике пришлось на живом пальце срезать кольцо болгаркой. Парни его держали, потому что дернется — я ему палец отрежу. Одну секунду пилим и опускаем пилу в таз с водой и льдом, потому что нагревается металл. Причем распиливать пришлось с двух сторон, потому что распил с одной стороны сделаешь, а оно просто так не разогнется. Выезжаем двери вскрывать — ребенок маленький закрылся или человек не отзывается. В квартире упала бабушка, но смогла до телефона дотянуться. Когда вызывают и нужно вскрыть дверь, наш оперативный дежурный всегда сразу говорит: к вам приедут спасатели и поставят дверь рядом с проемом. В ответ: а нельзя как-то аккуратнее открыть? А вы что хотите, жизнь человека спасти или сохранить имущество? Если вам не важна жизнь человека, а важна дверь, то зачем вы вызываете спасателей? Мы выезжаем, только когда есть угроза для жизни, поэтому часто люди врут, чтобы вызвать спасателей и бесплатно открыть дверь. Врачам помогаем. Один раз нужно было человека вынести из квартиры. Женщина тяжело больная, весом под 300 кг. Чтобы не обременять родственников, наглоталась таблеток. Мы когда приехали, там уже были врачи, один постоянно подавал воздух, второй держал капельницу, и их нельзя было от нее убирать. Вышкой ее эвакуировать — она плюс врачи плюс спасатели — вышка бы не выдержала. Мы придумали ее как на санках спускать на железных носилках. Рядом врачи, сверху шесть человек на веревках ее спускали, внизу двое приподнимали носилки. Лестница узкая, с 8 этажа спускали. Спасатели должны мыслить широко. Для этого нас и обучают всему. Здесь нужен технический склад ума. Мы должны быть подготовлены к любым вызовам. И газоспасением мы занимаемся, могу ошибаться, но, кажется, наша служба единственная в России, которая вручную уничтожила 650 баллонов с аммиаком и хлором в 2012 году. На территории завода «Сибсельмаш» было захоронение 1967 года. Это все ржавеет, захоронение не очень глубокое. Могла экологическая катастрофа произойти. Меньше чем за месяц все ликвидировали. Много суицидников. С мостов прыгают, из окон. Случай был, сейчас можно сказать курьезный, тогда, конечно, не до смеха было. Парень залез на стрелу крана, а кран высотой этажей шесть, залез и стоит раскачивается. Мы приехали, всех очевидцев разогнали. Один спасатель полез наверх, а второй снизу с ним пытался наладить общение. И вот тот, который к нему полез, он еще психолог по образованию, пока к нему приближался, с ним разговаривал, пытался понять, что случилось. Отвечает, что вот в жизни все плохо, ничего не получается, за чтобы не взялся. И когда спасатель был от него уже на расстоянии пары метров, парень заметался и прыгнул. Прыгнул ласточкой и плашмя упал на рыхлый снег. Тупая травма живота и все. После таких случаев спасателям самим помощь психолога нужна. У нас высокая вероятность выгорания на работе. Но я лично без психолога справляюсь. Для этого нужно немного абстрагироваться от ситуации. Настроить себя на рабочий лад. Если чересчур эмоционально реагировать на происходящее, то ты уже не спасатель, толку от тебя ноль. У меня сын как-то чуть не умер в 1,5 года, от температуры перехватило дыхание. Он задыхаться начал, губы синеют, жена сразу в ступор впала. Мне нужно его откачивать и звонить в скорую. А она стоит, кричит, слезы градом. Я с ребенком поработал, сам побежал, позвонил, обратно к ребенку. Слава богу, все нормально. Спасатель должен быть сосредоточен, четко действовать, соблюдать при этом технику безопасности и помнить про окружающих людей. Много девушек хотят стать спасателями, но не все имеют представление, что это такое. Вот нужно достать труп из коллектора, зимой часто бомжи там умирают. Я залезаю в него, естественно, в дыхательном аппарате, защитном костюме. Тело лежит давно, завернуть его мне не во что, мы обычно у судмедэкспертизы берем специальные трупные мешки, а тут их рядом не оказалось. Я его подвязал, сверху пацаны вытаскивают, дергают его, и тут полтела отрывается, и все вываливается на меня. Увернулся, конечно, но все равно задело. Ну и зачем это женщине? Любая профессия накладывает свой отпечаток. Я постоянно слежу за обстановкой вокруг — всегда круговая оборона. У меня сын отличник по ОБЖ. Надо мной родственники иногда смеются. Вот пойдем с детьми на горки зимой, я стараюсь за техникой безопасности следить. Осенью-весной всегда домашним напоминаю про то, что снег может с крыши сойти. Про правила поведения на дороге с сыном разговариваю. Вот человек дорогу перебегает, откуда он знает, какое состояние у машины, которая на него несется, успеет она затормозить или нет? И пешеходный переход не есть показатель безопасности. Всегда крути головой, даже если идешь на зеленый. Рекорд у нас был — 24 вызова за день. Жена раньше, пока я в шахте работал, волновалась. Сейчас привыкла. Она доверяет моему опыту. Переживает, но уже не так остро. Это ж не война. Бывает опасно, бывает, и люди с ножами, с топорами бросаются. Но ничего, живой. У меня супруга работает в диспетчерской службе, им запрещается бросать трубку. Они там иной раз такое выслушивают. Их матерят, жалуются на них, иногда песни поют. Пока человек не положит трубку, они заканчивать разговор не имеют права. Могут два, три часа выслушивать. По мнению людей, диспетчер должен встать, взять чемодан с инструментами и пойти их спасать. Некоторые номера диспетчеры уже наизусть знают. Есть вот мужичок, культурный, звонит раз в два дня, спрашивает время. Бывают такие, что сначала скорую мучают звонками, потом нас. Звонила одна женщина: я упала, ходить не могу, приезжайте, поднимайте меня. Приезжаем. — О, пацаны, сходите за водкой. — Ты обалдела что ли? — Да. Давай поболтаем, а то мне скучно, я упала специально, чтоб спасателей вызвать. Я понимаю, таким людям тяжело, но спасательная служба не для этого. Бывает ли страшно? Вот на Карла Маркса был взрыв газа в многоэтажке. Я туда прилетел после вызова через минуты три. Толпа людей, горит 3 этаж, 4-5 этажи в дыму, там люди задыхаются. А у меня я и еще один спасатель в экипаже. Водитель у нас гражданский. Его, кстати, чуть не затоптали, пока мы на разведку ходили. А у него на курточке тоже МЧС написано, и к нему люди кидаются — ты какого черта стоишь, спасай иди! Ну, да, иди спасай и умри красиво. И вот тогда в первый момент стало страшно. Страшно, что нас всего двое, что не сможем всем помочь. Но там люди кричат: спасите. И мы пошли. Тогда вытащил девочку. На этаже над пожаром, она зашла в ванну, легла на пол, и там задохнулась. Я зашел — вся квартира в дыму, ее по хрипам нашел, она от ожогов к полу прилипла. Мы ее спустили, но она в реанимации умерла. Такое чувство бессилия. Если бы осталась на балконе — могла бы спастись. Если не считать эту девочку, мы тогда человек 14 эвакуировали. Наша работа командная. Когда смена работает долго вместе, то люди понимают друг друга без слов. Никто здесь не считает себя героем. Это нормальная мужская работа. Чувствуешь удовлетворение от работы настоящее, от того, что правда помог. Жизнь ценная, и не важно, чья она. Спасем мы бомжа или какого-то человека обеспеченного. Трезвого или пьяного. Я об этом не думаю. Я в любом случае должен человека спасти — это моя работа. Спасатель: «Когда доставали труп из коллектора, полтела оторвалось — и прямо на меня»

ГБУ Архангельской области «Служба спасения»
Учебно-консультационный центр
Челябинская служба спасения
Центр Аварийно-Спасательных Формирований
Клуб пожарных
Сайт уральского горноспасателя Голоднова Антона